Бронирование билетов

(8142) 76-92-08

Режим работы кассы:
пн—пт: 12:00 — 19:00
сб—вс: 11:00 — 17:00
обед: 14:30 — 15:00

Директор Карельской филармонии покидает свой пост

23 января 2023, понедельник

23 января Ирина Устинова в последний раз придет на работу в Карельскую государственную филармонию в качестве ее директора. Да, те слухи, которые последний месяц ходят по Петрозаводску - правда: она действительно выиграла конкурс на замещение вакансии должности директора другой филармонии - одной из крупнейших в России - и уезжает из Карелии, чтобы приступить к исполнению новых обязанностей.

Ирина Дмитриевна руководила нашей филармонией 12 лет. За эти годы внутри самой концертной организации произошло многое. Не вдаваясь в подробности, перечислю лишь те события, которые стали привычными праздниками музыки не только для меломанов, но и для каждого жителя нашего края. Почти все филармонические фестивали родились именно в эти годы. И трогательный "Концертино для мастеров и юных артистов", и разноплановый "Онего-Классик", и изысканный "XX век с Вадимом Холоденко", и, наконец, за шесть лет приобретший небывалую популярность, "Ruskeala Symphony". Карельская публика получила возможность услышать "в шаговой доступности" величайших исполнителей, на сцене Большого зала были представлены программы, которые и в столицах большая редкость, но - самое главное - слушатели приобрели уверенность в том, что каждый концерт в Карельской филармонии - это качественная музыка в качественном исполнении.

О том, что удалось и не удалось сделать за эти годы, насколько тяжело расставаться со ставшим родным коллективом, страшно ли стать директором в 30 с небольшим лет и о многом другом, мы поговорили с Ириной Устиновой.

 

- Ирина Дмитриевна, двенадцать лет назад Вы стали самым молодым директором филармонии в России…

- Не только самым молодым, но и директором женщиной, которых в те годы были единицы. Сейчас ситуация очень изменилась, но двенадцать лет назад руководители были в основном мужчины. Кроме того, у меня и опыт работы в концертной организации был всего год (начальник отдела развития Карельской филармонии. - Авт.) и два года в качестве директора Карельского регионального Центра молодежи. Но тогда, по молодости, было ничего не страшно! Только сейчас я понимаю, насколько далека была и от экономики концертной организации, в частности, и от российской экономической картины подобных учреждений, в целом.

Диплом московского Международного института экономики и права, конечно, добавлял уверенности, но опыт приходилось нарабатывать уже в процессе. Надо добавить, что многое удалось благодаря тому, что изначально были люди, которые сразу приняли и поддержали меня в качестве директора. Хотя, были и скептики…

- Сейчас Вы бы как-то изменили свои решения, или поступали бы так же?

- Я думала на эту тему. Конечно, сегодня я имею опыт, чутье и интуицию, которые приводят к победам. Многие вещи можно было бы сделать быстрее. Например, интегрироваться в российскую филармоническую карту, что дает новые возможности для приглашения к нам звездных коллективов и ведущих исполнителей, проще становится и организация гастролей артистов самой филармонии. Но тогда у меня не было еще никакого авторитета среди маститых, действительно заслуженных, директоров, да и смелости с наглостью не хватало.

- Как у Алисы из страны чудес: " Чтобы стоять на месте, нужно бежать, а вот чтобы двигаться вперед, нужно бежать в два раза быстрее". Постоянное напряжение. Не посещала мысль, мол, а нужны ли филармонии вообще, когда есть множество альтернативных организаций?

- Такая мысль не посетила ни разу. Более того, невозможно представить себе ни один региональный центр без филармонии. Ведь если посмотреть сайты российских филармоний, то мы увидим, что все они ровесницы: 80-85 лет. Вековой юбилей отпраздновали только столичные организации. То есть мы понимаем, что даже на заре советской власти в СССР, в 30-е годы прошлого века создавались филармонии, и это, конечно, сыграло свою роль. Жаль, что в 90-е годы филармонии были предоставлены сами себе, существовали зачастую в очень непростой финансовой ситуации. И в нашу страну хлынул поток поп-культуры, на которую был голод. Я сама хорошо отношусь к любой музыке, и понимаю необходимость и важность существования так называемого «третьего пласта», но один жанр не должен отрицать существование другого. В 90-е казалось, что интерес к академической музыке не вернется никогда. Но время показало, что это не так.

Поклонники академической музыки будут всегда, а интерес к ней в последние годы только растет. Особенно ярко это проявилось в период локдауна из-за пандемии. Десятки тысяч просмотров трансляций симфонических концертов, люди спрашивали, когда же откроются концертные залы. И сейчас мы собираем аншлаги на симфонические концерты. Причем, публика значительно помолодела. В этом, конечно, есть заслуга федерального проекта Пушкинская карта. Так что филармонии с их специально оборудованными концертными залами, заточенными на академическую музыку, безусловно, не только нужны, но и востребованы.

- Назовите, пожалуйста, две самых больших победы и два самых грандиозных провала за тот период, что Вы руководили филармонией?

- Первый успех первого года моей работы - это закрытие большущей кредиторской задолженности, с которой я приняла филармонию. Тот год жизни филармонии был очень тяжелым. Мы старались брать проекты, которые приносили доход, минимизировать все затраты… По тем временам, это были очень большие деньги, но мы к концу года почти полностью задолженность закрыли. Вторая большая победа - мое избрание в члены Правления Союза концертных организаций России (СКОР). В эту организацию нельзя попасть ни за какие деньги, ни по какому блату. Здесь имеет значение только наработанный годами авторитет и, говоря высоким стилем, верность служению Музыке.

Пожалуй, стоит чуть-чуть рассказать, что это за организация, и почему ее работа так важна не только для артистов, но и для публики. СКОР - это профессиональное сообщество различных концертных организаций в области академической музыки, независимо от форм собственности и организационных структур. Сегодня СКОР объединяет 91 организацию из 60 регионов России. Подчеркну, что СКОР — единственное профессиональное сообщество в стране, отвечающее за развитие концертной деятельности в сфере академической музыки и лоббирующее интересы своих членов в органах власти всех уровней. Результатом деятельности СКОР, в частности, является и то, что в провинциальных концертных залах публика может услышать ведущих исполнителей, уникальные программы, купив билеты по достаточно демократической цене.

- Теперь о провалах. Самый большой и громкий случился в первый год моей деятельности, когда филармония решила попробовать себя в шоу-бизнесе и пригласила выступить в кондопожском Ледовом дворце - ни много ни мало - экс-вокалиста британской рок-группы "Smokie" Криса Нормана. Концерт должен был состояться в начале октября, билеты разлетелись, как горячие пирожки, а мы были готовы встречать Криса Нормана и его музыкантов. Но авиарейс из-за сложных погодных условий отменяли три раза. Крис терпеливо ждал, когда же он сможет прилететь в Карелию, но в конце концов "взбунтовался" и уехал домой. Мы были вынуждены перенести концерт аж на март, публика ругала нас на чем свет стоит, многие не верили, что концерт вообще состоится… В марте Крис Норман выступил в Ледовом дворце Кондопоги, но доверие к филармонии было подорвано.

Второе событие, которое я считаю провалом, публика, наверное, даже не заметила. Это проведение второго фестиваля "Ruskeala Symphony" в 2018 году. Мы впервые работали в формате open air, с точки зрения полной организации мероприятия «под ключ», и даже не догадывались о тех "подводных камнях", которые нас ожидали. Постоянные сбои кассовых аппаратов из-за неустойчивого интернета, многие приехали в Горный парк, не зная, что в эти дни там проходит фестиваль, и отказывались приобретать билеты на концерты, объясняя, что они хотят просто на экскурсию. А тут еще дождь не прекращался весь день, и наши работники просто не успевали вытирать лужицы на стульях в партере у главной сцены… В довершение всего этого к административной палатке, где продавали билеты, прибыли два профессиональных блогера-провокатора. Они представились журналистами, показали какие-то "корочки", мы предложили им аккредитоваться, поверив, что это московские журналисты приехали освещать фестиваль. Они записывали все на телефон, чуть торчащий из кармана (Потом была сделана соответствующая нарезка, которую два "журналиста" разместили на своем канале в соцсети. - Авт.), а когда касса в очередной раз зависла и очередь стала возмущаться, блогеры с лозунгом "мы имеем право ходить на территории России там, где хотим", повели людей штурмовать проходную парка… Но весь этот ужас не покидал территорию административного шатра и, повторюсь, публика не замечала, в каком напряжении находились сотрудники филармонии. В итоге и Фестиваль прошел, и праздник состоялся, и нас даже показали в новостях информационного телеканала Euronews…

Но мы извлекли из той ситуации очень хороший урок. Следующий фестиваль мы уже готовили совсем иначе, с привлечением IT-специалистов для бесперебойной работы гаджетов, профессиональной охраны, провели пробные - репетиционные - выезды в парк и так далее.

- Вернемся к Вашему отъезду. Ходят слухи, что на должность, которую Вы займете в ближайшие дни, проводился конкурс, и Вы стали победительницей…

- История такая: появилась вакансия директора филармонии, и мой коллега, простите за тавтологию, тоже директор филармонии, позвонил мне и предложил отправить свое резюме. После долгих раздумий и сомнений, я решила - а почему бы и нет? Позже я прошла собеседование, а дальше начались конкурсные процедуры. Конкурс проходил в два этапа. Первый - проверка знаний законодательства, экономики и так далее, а второй - творческий, на котором я защищала свою концепцию.

- Как семья отнеслась к предстоящим переменам?

- Я очень переживала, особенно за то, как мама отнесется к моему отъезду. Но она сразу меня поддержала. Сын и муж тоже очень за меня обрадовались - так что мои страхи были напрасными. На новое место жительства мы уезжаем вдвоем с мужем, а сын и мама остаются в Петрозаводске. Сын - студент Петрозводского университета, и ему надо закончить учебу. Так что будут присматривать друг за другом.

- Что, в качестве директора, Вы очень хотели сделать в Карельской филармонии, но не успели?

- Это, пожалуй, будет перечень несколько рутинных дел. Не до конца разобрались с блоком маркетинга и системой продаж - сейчас этот процесс дорабатывается; не перешли, хотя готовы к этому, на систему электронного документооборота. К сожалению, не начата реконструкция здания филармонии, о чем мы мечтаем многие годы. Со стороны Министерства культуры Карелии и филармонии было сделано все возможное - теперь дело за федеральными властями. Проект готов, на эскизах и здание, и внутреннее убранство очень красивое, функциональное, удобное, но на его воплощение в жизнь требуется порядка полутора миллиардов рублей, а это огромные деньги. Хотелось бы, чтобы в составе филармонии появился смешанный академический хор, но сегодня для такого коллектива нет ни средств, ни помещения. Хотелось бы и дальше продвигать академическую музыку в нашем филиале, кондопожском Дворце искусств…

- Ирина Дмитриевна, в некоторых редакциях, когда редактор уходит в отпуск, он оставляет журналистам что-то вроде памятки: "в понедельник не забыть сходить на планерку, во вторник - съемки на стройке, в среду интервью с директором школы…" и т.д. Какую памятку Вы бы оставили сотрудникам филармонии?

- Мой главный посыл - держаться друг за друга, слышать друг друга. Это залог успешного прохождения любого самого сложного этапа. Помнить о том, что в филармонии главным всегда останется артист, которому надо обеспечить свободу творчества. Сохранять те уникальные, очень человечные традиции искренности и доброжелательности и идти дальше, впитывая только лучшее из всего того нового, что нам предлагает время.

Просмотров: 491